СВЕЖИЙ НОМЕР

ТОМ 32 #1 2022 ФЕМИНИСТИСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

ТОМ 32 #1 2022 ФЕМИНИСТИСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

Прекратить бег по кругу: феминистские авторки и переводчицы против андроцентризма Прекратить бег по кругу: феминистские авторки и переводчицы против андроцентризма

Статья вводит в проблематику материалов номера и раскрывает специфику развития женского и феминистского знания, проблемы взгляда и переводов феминистской литературы на русский язык. Дискриминация женского знания как предмет критики в феминистской теории имеет богатую историю. Социальные ограничения не просто лишают женщин возможности участвовать в производстве и передаче знания, но также способствуют эссенциализации женского знания как «субъективного», «частного», «запятнанного». Феминистская критика науки ставит перед собой задачу разоблачения понятий универсальности и объективности. Немаловажную роль в этой критике играет проблема идеологической обусловленности и ситуативности взгляда. В статье рассматриваются несколько областей феминистской критики, в которых анализировались установившиеся иерархии в визуальной культуре, — кинематограф и искусство. Авторки статьи указывают на важность переводов как ресурса по теоретическому обогащению феминистского движения в России и демонстрируют, что переводческая деятельность — одна из сфер, иллюстрирующих важный феминистский тезис о том, что между академией и политикой нет четкой границы. Сам факт перевода предстает формой активизма, поскольку выстраивает преемственность поколений внутри феминистского движения посредством сохранения и передачи идей. Авторки отмечают, что весомый вклад в переводческое наследие феминистской теории в России внесли именно активистки. Они распространяли литературу в интернете, открывая доступ к ней людям, не имеющим академического опыта.

ПОЛИТИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ
Женский опыт в городе: ревизия разделения общественного и частного в феминистской географии Женский опыт в городе: ревизия разделения общественного и частного в феминистской географии

Общественное и частное — это социальные, экономические и политические основания гендерного неравенства в повседневной жизни. Такое разделение всегда носило географический характер и было в корне феминистским вопросом. Женский опыт в городе рассматривается в статье через соединение двух оптик — структурного политэкономического анализа с феминистской сенситивностью к устройству повседневности, с одновременной попыткой деконструировать саму эту дихотомию. Анализируется не столько сама граница между этими оптиками, сколько то, как производится частное, то есть как оно определяется, конструируется и регулируется публичным, а также каким эмансипаторным потенциалом может обладать частное в сегодняшнем постфордистском неолиберальном контексте, где размыты и другие бинарности — производства/воспроизводства, дома/работы.
Статья начинается с обращения к истории разделения частного/общественного и дискуссиям, которые существовали вокруг него, а также их критики. Далее рассмотрен исторический момент формирования дихотомии частного/общественного, в частности критика общего, частного и обобществленного (commons).
В заключение проблематизируется продуктивность указанной дихотомии и рассматриваются альтернативы, которые предлагают черные феминистки (black feminists, black geographies), теоретики и практики транснационального феминизма, исследователи повседневности, открывающей новые перспективы для изучения динамики континуума частного/общественного. В результате получены некоторые выводы о том, как можно работать с общественным и частным сегодня.

Как бы выглядел несексистский город? Размышления о доме, городском планировании и труде Как бы выглядел несексистский город? Размышления о доме, городском планировании и труде

В центре внимания статьи — субурбанизация в США во второй половине ХХ века, а также вызванная этим процессом социальная изоляция женщин. Критикуя скрытый принцип «место женщины — дома» в архитектуре, авторка демонстрирует, что само устройство американских городов препятствует женской эмансипации. Городская среда рассчитана на домохозяек, на атомизированные нуклеарные семьи. Инфраструктура для работающих женщин практически отсутствует. Отмечается необходимость разработать новую парадигму дома, района и города, чтобы помочь работающим женщинам и их семьям. Представление о данной проблеме как об индивидуальной подвергается ревизии, наряду с государственной политикой сохранения нуклеарной семьи, проживающей в отдельной жилой единице. Погоня за недостижимым идеалом «американской мечты» требует больших денег, что вынуждает женщин выходить на работу. Такое положение делает невозможным повсеместное существование традиционных домохозяйств и порождает запрос на модернизацию городской инфраструктуры под нужды работающих женщин. Решение этой проблемы авторка связывает с двумя стратегиями: оптимизацией уже построенных зданий либо строительством новых. Она обращается к опыту строительства коммунального жилья в Копенгагене, Гамбурге, Лондоне, а затем как практикующий архитектор предлагает свой собственный проект — HOMES, призванный реорганизовать дом и домашний труд на основе гендерного равенства.

Проблема государства в феминистской теории: надежды и критика правительственного феминизма Проблема государства в феминистской теории: надежды и критика правительственного феминизма

Феминистская теория избегает обсуждения политических стратегий и будущего государств. Большинство феминистских философов 1970–2010-х годов видят в государстве всесильного монстра, непрерывно надзирающего над жизнями и телами, а в женщинах и феминистских движениях — объекты государственной политики, но не тех, кто способен в нее вмешаться. Мировая волна феминистских мобилизаций против насилия над женщинами последних четырех лет поднимает теоретические вопросы о том, какими способами можно добиться гендерного равенства, а главное, какую роль в феминистском освободительном проекте играет государство. Стремительно набирающие силу феминистские движения и новые массовые попытки повлиять на политические решения и институты повышают запрос на критическое осмысление истории феминистской политики и выявление ошибок предыдущих феминистских экспериментов по изменению государств. В каких отношениях с государством состоит феминизм? Что такое государство и какое место в нем занимают женщины? Анализ отношений между левым феминизмом и государством никогда не пользовался большой популярностью среди феминистских теоретиков. В статье предлагается взгляд на государство как на важную феминистскую проблему. Феминистки не могут оставаться в стороне от больших политических проблем и институтов, требуя таких масштабных вещей, как гендерное равенство или исчезновение женской бедности и двойной нагрузки. В этой связи с опорой на исследования Кэтрин Маккиннон обсуждается история возникновения феномена правительственного карцерального феминизма, доминирующего типа феминистской политики 1980–2010-х годов, и рассматриваются другие формы будущего феминистского управления, предложенные Джанет Хэлли. Карцеральный феминизм сегодня является самой распространенной формой политического феминизма по всему миру, у которой не осталось альтернатив.

Духовное есть политическое: зачем феминизму сверхреальная и мультитемпоральная утопия Духовное есть политическое: зачем феминизму сверхреальная и мультитемпоральная утопия

В статье рассматриваются взаимоотношения между духовным и политическим в феминизме: от первой феминистской критики Библии до попыток культурных феминисток 1960–1970-х годов обнаружить и развить особую женскую спиритуальность. Авторка показывает, что эти взаимоотношения всегда имели политический подтекст. Суфражистки написали собственную «Женскую Библию», чтобы через женские образы обратиться к верующим женщинам и рассказать им о преимуществах эмансипации. Феминистки так называемой второй волны использовали образы ведьм и языческих богинь, чтобы метафорически изобразить силу своего сопротивления, а также восстановить линию женской преемственности. Авторка рассматривает противоречия между «культурными» и «политическими» феминистками в вопросах духовности и вместе с цитируемыми в статье исследовательницами приходит к выводу, что эти противоречия являются продуктом искусственно сконструированной патриархальной дихотомии духовное/политическое. Обращаясь к текстам женщин-богословов (Кэрол Дж. Адамс, Элизабет Шусслер-Фиоренца, Элизабет Бер-Сижель), она показывает, что для них эта дихотомия нетипична. Напротив, они видят в феминистском движении духовный потенциал, а в религии — эмансипаторно-феминистский. Наиболее полно этот образ проявляется в сформулированной феминистскими теологинями метафоре феминисток как пророков. Как когда-то библейские пророки пресекали традиции и обряды, неугодные Господу, так и феминистки указывают на несовершенства патриархата и стремятся достичь лучшего мира. Авторка предполагает, что лучше всего эта «пророческая» задача феминисток может быть решена через указание на утопию, вдохновленную как политическими достижениями прошлого, так и духовными практиками и образами. Это демонстрируется на примерах «Книги о граде женском» Кристины Пизанской и современных инициатив, таких как беларуская #евалюция или #witchtok.

ИССЛЕДОВАНИЯ ВИЗУАЛЬНОСТИ
Изображения тела и порнография репрезентации Изображения тела и порнография репрезентации

В статье рассмотрены некоторые проблемы медикализации женского тела, помещенные в поле современных феминистских теорий субъективности. Биологические науки обеспечивают видимость и понятность телесно воплощенного (embodied) субъекта в соответствии с принципами научной репрезентации. Однако мир биотехнологий лишь кристаллизует и выявляет тенденции, возникшие с момента возникновения науки и техники Нового времени. Наука эпохи модерна — это торжество скопического влечения (scopic drive) как жеста эпистемологического господства и контроля: сделать невидимое видимым, визуализировать тайны природы. Карусель частей тела, клеток, тканей, которые ничему не принадлежат, порождает фантазию о том, что человек на самом деле не исходит из какого-то конкретного места, из какой-либо одной точки тела. Визуализация производит медицинскую порнографию — систему репрезентации, которая усиливает коммерческую логику рыночной экономики. Все тело становится визуальной поверхностью заменяемых элементов. Эта новая медицинская порнография, покоящаяся на отделении плода от организма матери, на расчленении телесной целостности и обмене его частей, влечет за собой колоссальные социальные и политические последствия.
Предприняв обзор женских и феминистских исследований — Донны Харауэй, Люс Иригарей, Эвелин Фокс Келлер и др., — авторка статьи отмечает, что феминистская критика своевременно и успешно расправилась с перверсивными эффектами новых технологий. Она подчеркивает, что продуктивные феминистские интервенции в поле биомедицинской власти потребуют пристального внимания к политикам визуальной культуры и к вездесущей порнографии как доминирующей структуры репрезентации в науке и массовой культуре.

Феминистская генеалогия эстетики постчеловеческого в визуальных искусствах Феминистская генеалогия эстетики постчеловеческого в визуальных искусствах

Статья посвящена пересборке феминистской генеалогии постчеловеческого в искусстве, в частности в визуальных работах, созданных художницами после подъема феминизма первой волны. Эта эстетика еще до изобретения теоретической концепции киборга и популяризации термина «постчеловеческий» включала в себя техномифологии, киборгианские телесности и ризоматическую телесную перформативность. Ее генеалогия восходит к основным авангардным течениям первой половины XX века, в частности к футуризму, дадаизму и сюрреализму. Авторка реконструирует исторический контекст художественных решений этих движений, например влияние военных увечий и протезирования на переживание телесности в дадаизме. Дальнейшая генеалогия охватывает феминизм второй волны 1960-х и 1970-х годов, неотъемлемой частью которого выступало исследование тела, выведенного на авансцену эмансипирующим искусством перформанса.
Следующим этапом стал феминизм третьей волны 1990-х годов и осуществленная в нем радикальная переработка самости: от киберфеминизма и переосмысления им техники до художественных инсайтов, предложенных, с одной стороны, критическими техноориенталистскими прочтениями множественного будущего, а с другой — политическими и социальными разработками афрофутуризма и чикано-футуризма. Наконец, эта генеалогия включает в себя способы, которыми современные художницы работают с гендером, социальными медиа и понятием телесного воплощения, затрагивая элементы, которые станут ключевыми в феминизме четвертой волны. Авторка выстраивает эту генеалогию на богатом художественном материале: от живописи и скульптуры до задокументированных перформансов, биоарта и виртуальных объектов.

«Отлично выглядишь!» Лесбийский взгляд и модные образы «Отлично выглядишь!» Лесбийский взгляд и модные образы

Статья посвящена различным формам удовольствия и идентификации, которые осуществляются через чтение мейнстримных и субкультурных печатных СМИ. Представленный анализ сосредоточен на лесбийском визуальном удовольствии, которое вызывает чтение статей о моде в новых лайфстайл-изданиях для лесбиянок и геев. В этом случае лесбийский взгляд отличается от лесбийского визуального удовольствия, которое можно получить, наделяя новыми смыслами образы мейнстримных женских модных журналов. Развитие лайфстайл-изданий для лесбиянок и геев на фоне растущей покупательной способности ЛГБТ-сообщества создает ситуацию, в которой основной темой журнала становится эротизированное лесбийское визуальное наслаждение вместо опосредованного удовольствия, вызываемого трансгрессивным восприятием мейнстримных образов.
В отличие от полисемичной свободной игры фэшн-фантазии, с помощью которой читательницы достигают лесбийского удовольствия, рассматривая мейнстримные журналы, восприятие фэшн-контента лесбийского журнала Diva показывает, что в субкультурном контексте читательницы прибегают к реалистическому способу чтения, предполагающему однозначную иконографию образов. Для изучения разницы между тем, как лесбиянки воспринимают мейнстримные и субкультурные печатные СМИ, авторка вводит понятие субкультурной грамотности, а также выступает с гипотезой, согласно которой конфликт вокруг модных разделов Diva может быть связан с меняющимися моделями идентификации и использования одежды для опознавания.

ЖЕНЩИНЫ, ПРИРОДА, НАУКА
Смерть природы: производство, воспроизводство и женское Смерть природы: производство, воспроизводство и женское

Исторически сложившаяся связь женщины и природы как концептов западной мысли образует ядро экофеминистской теории, разрабатываемой с 1970-х годов. Ключевую роль в становлении этой проблематики сыграла книга Кэролин Мерчант «Смерть Природы: женщины, экология и научная революция» (1980), из фрагментов которой составлен настоящий текст. В статье предпринята попытка проследить генеалогию этой связи в контексте кардинальных изменений в экономике, философии и науке XVI–XVII веков, в результате которых женщина и природа оказались на практике и в теории сведены к ресурсу капиталистического производства и воспроизводства человека. Во введении к книге под названием «Женщины и экология» обосновывается актуальность экофеминистской теории как симбиоза экологического движения и феминизма, расцвет которых пришелся на 1960–1970-е годы.
Подрывной характер и эгалитарность оптики феминисток и экологов позволяют взглянуть на историю западной и вестернизированной культуры «снизу вверх» и тем самым выявить ранее упущенные параллели, важные для понимания современной картины мира. Изучая связь женщин и природы в контексте трансформаций XVII века — перехода от органицизма к механицизму, от натуральной экономики к рыночной и т. д., — авторка настаивает на необходимости восстановления полной картины мысли данного периода путем включения в нее маргинализированных элементов, отказа от веры в «объективность» науки и прослеживания ее непосредственной связи с идеями эпохи.
В главе 6 книги под названием «Производство, воспроизводство и женское» подробнее рассматривается процесс вытеснения женщин из сферы экономики и утрата ими главенствующей роли в деторождении и принятии родов в XVI–XVII веках, когда существенно изменилось восприятие западным человеком окружающего мира. Первый процесс исследовательница связывает с переходом к капиталистической системе производства, второй — с развитием эмбриологии и медикализацией родов, идеологической основой которых выступало аристотелевское противопоставление активного мужского и пассивного женского начал.

Антифилософия Донны Харауэй: объективность без объективации Антифилософия Донны Харауэй: объективность без объективации

В предисловии переводчиц Лолиты Агамаловой и Елены Костылевой к публикуемой впервые на русском языке статье Донны Харауэй «Ситуативные знания: вопрос о науке в феминизме и преимущество частичной перспективы» (1988) обсуждается центральный для авторки и феминистской эпистемологии вопрос о соотношении власти и знания. Для Харауэй этот вопрос звучит в первую очередь как вопрос о властных позициях в производстве научного знания. В предисловии раскрывается контекст появления этой работы и ее синтетический характер в отношении, с одной стороны, социально-конструкционистского взгляда на проблему объективности в науке, а с другой — феминистского критического эмпиризма. Позиция Харауэй заключается в критическом осмыслении метафизического метода как производящего «знание», полученное «из ниоткуда», будто бы увиденное «Глазом Бога». С ее точки зрения, Мужчина участвует в производстве знания как лишенный тела, не отягощенный телесностью, словно бы выпрыгнувший из нее (она называет это «уловкой бога»). В качестве альтернативы исследовательница предлагает использовать другие способы визуализации (ви́дение из конкретной точки, телесно воплощенной позиции, из конкретного тела), концептуализированные ею как множественные «ситуативные знания». В пределе этот подход становится антифилософским. Но что в то же время происходит с самой философией, если власть и знание в ней отождествлены? В связи с этим обсуждается статья Филиппа Лаку-Лабарта «Трансценденция кончается в политике» (1981), в которой анализируется попытка утвердить гегемонию философии над другими науками, предпринятую Мартином Хайдеггером.

Ситуативные знания: вопрос о науке в феминизме и преимущество частичной перспективы Ситуативные знания: вопрос о науке в феминизме и преимущество частичной перспективы

Статья посвящена критическому разбору теорий и практик научной объективности и очерчиванию перспективной феминистской концепции объективности. Авторка начинает с критики двух основных подходов к феминистской объективности — социального конструкционизма, соединенного с инструментами семиологии и деконструкции, и феминистского эмпиризма. Если первый настаивает на риторической природе истины, существующей в поле власти в текстуализированном мире, то второй легитимирует научную объективность с поправкой на результаты гендерного анализа, предлагая концепцию «науки-преемницы». Преодолеть эту дихотомию между исторической контингентностью познавательных суждений и субъектов и доверием к научным объяснениям «реального» мира позволит реабилитации метафоры зрения. Любое видение телесно, потому предполагает местоположенность в мире. Следовательно, искомая объективность неизбежно является телесно воплощенной, а познание — ситуативным и местоположенным, всегда связанным с каким-то местом, позицией.
Присоединяясь к конструктивистской критике бестелесной научной объективности, авторка концептуализирует ее как уловку бога: объективность — это взгляд из позиции «свыше», извне пространства частных позиций, позволяющий ученому сохранять отстраненность от объекта исследования. Точка зрения — человека, любого живого существа или машины — аллегория для феминистской объективности. Но вопреки позиционным подходам обещание объективности состоит не в отождествлении с другой позицией, а в частичном соединении: видеть совместно, не притязая быть другим. Ситуативное познание из частичной точки зрения не монополизирует истину за счет онтологизации угнетения, но оставляет возможность учиться тому, как видят другие. Таким образом, только частичная перспектива, соединенная с другими такими же, оказывается способной гарантировать объективность и способность нести ответственность.

© 1991—2022 Логос.
Философско-литературный журнал.
Все права защищены.
Любое использование
материалов допускается
только с согласия редакции

Учредитель
Институт экономической
политики имени Е.Т. Гайдара
www.iep.ru
Разработка сайта: Тимур Меерсон