ru | En
PHILOSOPHICAL
LITERARY
JOURNAL
ISSN 0869-5377
Author: Volynskaya Alina

Volynskaya Alina

MA student in Digital Humanities, Faculty of Arts, agvolynskaya@gmail.com. University of Lausanne, Lausanne CH-1015, Switzerland.

Publications

Modernism as a Soviet Anti-Canon: Literary Debates of the 1960–1970s / Logos. 2017. № 6 (121). P. 173-202
annotation:  Модернизм как советский антиканон: литературные дебаты 1960–1970-х годов Алина Волынская Студентка магистратуры по цифровой гуманитаристике, гуманитарный факультет, Лозаннский университет. Адрес: Université de Lausanne, Lausanne CH-1015, Switzerland. E-mail: agvolynskaya@gmail.com. Ключевые слова: модернизм; советское литературоведение 1960–1970-х годов; литературный (анти)канон; традиция; обыкновенный читатель; история литературы; интеллекту- альная история. Наука о литературе нередко вычер- кивает те эпизоды своей истории, которые представляются ей «прой- денными», «ошибочными» или бес- поворотно устаревшими. Так, лишь сугубо архивный интерес может заставить современных исследовате- лей модернизма обратиться к тому вторичному, насквозь идеологизи- рованному и клишированному дис- курсу о модернизме, который был в ходу в СССР 1960–1970-х годов. Эти забытые квазинаучные и око- лолитературные дискуссии, однако, не только представляют интерес для истории идей, но и позволяют про- яснить сложившиеся версии исто- рии литературы. Предметом анализа и обсуждения этой статьи стали советские дебаты о модернизме: основные оппозиции, в которые было вписано понятие, спектр его значений и идеологический контекст, соотно- шение основных тем советских деба- тов с западными дискуссиями. В Советском Союзе 1960–1970-х годов литература, квалифицируемая как модернистская, оформляется в своеобразный антиканон, компле- ментарный по отношению к соц- реалистическому канону. При этом модернизм в советских литературных дебатах предстает не просто литера- туроведческим термином, служив- шим для описания особенностей стиля тех или иных авторов, но влия- тельным и перформативным поня- тием, идеей, вовлеченной в процесс производства властных отноше- ний и культурных значений. Дебаты о модернизме устанавливали гра- ницу между каноном и антиканоном, советской культурой и культурой Запада, маркированной как культура Другого. Инсценированная оппо- зиция соцреализма и модернист- ской эстетики тем самым служила утверждению идентичности совет- ской литературы и шире — культуры. Вместе с тем критика модернизма не была общей интерпретативной стратегией советских читателей — это была официальная риторика вла- сти, диктуемая сверху, а не канон, выбранный элитой, интеллектуа- лами и самими писателями. В те же 1960-е годы внутри писательского сообщества начинает складываться модернистский нарратив истории литературы, реабилитирующий фор- мальные поиски и писательскую индивидуальность. Alina Volynskaya. MA student in Digital Humanities, Faculty of Arts, agvolynskaya@gmail.com. University of Lausanne, Lausanne CH-1015, Switzerland. Keywords: modernism; Soviet literary debates of the 1960–1970s; literary (anti)canon; tradition; ordinary reader; literary history; intellectual history. In literary theory, it is common to erase episodes of its history that seem to be irrelevant or obsolete. Thus, only a strong interest in the history of ideas may compel contemporary researchers of modernism to turn to the ideological and stereotyped discourse on modernism that was widespread in the USSR of the 1960–1970s. This article seeks to illuminate the main trajectories of the Soviet literary debates on modernism in order to specify the multiple connotations of the term, inscribe it in a network of (cultural) oppositions, and emphasize tension between them. It also aims to contextualize the Soviet modernism debates and compare them with Western discussions on modernism. In the 1960–1970s, Soviet discussions of modernism acquired special intensity since modernism was institutionalized as a permanent term for describing Western literature. In the Soviet debates, modernism appeared to not just be a theoretical term to describe a style, but a powerful concept involved in the production of cultural meanings and power relations. In fact, it was the modernism debate that marked the border between Soviet and Western culture (via literature) constructed as a culture of the Other. Social Realism, the officially sanctioned doctrine of Soviet Literature and Arts, was defined through the contrast to the modernist method. To put it another way, the positioning against modernist aesthetics served as a means of finding the precise contours of the self-identity of Soviet aesthetics.
Keywords:  modernism; Soviet literary debates of the 1960–1970s; literary (anti)canon; tradition; ordinary reader; literary history; intellectual history

Volynskaya Alina

MA student in Digital Humanities, Faculty of Arts, agvolynskaya@gmail.com. University of Lausanne, Lausanne CH-1015, Switzerland.

Publications

Modernism as a Soviet Anti-Canon: Literary Debates of the 1960–1970s / Logos. 2017. № 6 (121). P. 173-202
annotation:  Модернизм как советский антиканон: литературные дебаты 1960–1970-х годов Алина Волынская Студентка магистратуры по цифровой гуманитаристике, гуманитарный факультет, Лозаннский университет. Адрес: Université de Lausanne, Lausanne CH-1015, Switzerland. E-mail: agvolynskaya@gmail.com. Ключевые слова: модернизм; советское литературоведение 1960–1970-х годов; литературный (анти)канон; традиция; обыкновенный читатель; история литературы; интеллекту- альная история. Наука о литературе нередко вычер- кивает те эпизоды своей истории, которые представляются ей «прой- денными», «ошибочными» или бес- поворотно устаревшими. Так, лишь сугубо архивный интерес может заставить современных исследовате- лей модернизма обратиться к тому вторичному, насквозь идеологизи- рованному и клишированному дис- курсу о модернизме, который был в ходу в СССР 1960–1970-х годов. Эти забытые квазинаучные и око- лолитературные дискуссии, однако, не только представляют интерес для истории идей, но и позволяют про- яснить сложившиеся версии исто- рии литературы. Предметом анализа и обсуждения этой статьи стали советские дебаты о модернизме: основные оппозиции, в которые было вписано понятие, спектр его значений и идеологический контекст, соотно- шение основных тем советских деба- тов с западными дискуссиями. В Советском Союзе 1960–1970-х годов литература, квалифицируемая как модернистская, оформляется в своеобразный антиканон, компле- ментарный по отношению к соц- реалистическому канону. При этом модернизм в советских литературных дебатах предстает не просто литера- туроведческим термином, служив- шим для описания особенностей стиля тех или иных авторов, но влия- тельным и перформативным поня- тием, идеей, вовлеченной в процесс производства властных отноше- ний и культурных значений. Дебаты о модернизме устанавливали гра- ницу между каноном и антиканоном, советской культурой и культурой Запада, маркированной как культура Другого. Инсценированная оппо- зиция соцреализма и модернист- ской эстетики тем самым служила утверждению идентичности совет- ской литературы и шире — культуры. Вместе с тем критика модернизма не была общей интерпретативной стратегией советских читателей — это была официальная риторика вла- сти, диктуемая сверху, а не канон, выбранный элитой, интеллектуа- лами и самими писателями. В те же 1960-е годы внутри писательского сообщества начинает складываться модернистский нарратив истории литературы, реабилитирующий фор- мальные поиски и писательскую индивидуальность. Alina Volynskaya. MA student in Digital Humanities, Faculty of Arts, agvolynskaya@gmail.com. University of Lausanne, Lausanne CH-1015, Switzerland. Keywords: modernism; Soviet literary debates of the 1960–1970s; literary (anti)canon; tradition; ordinary reader; literary history; intellectual history. In literary theory, it is common to erase episodes of its history that seem to be irrelevant or obsolete. Thus, only a strong interest in the history of ideas may compel contemporary researchers of modernism to turn to the ideological and stereotyped discourse on modernism that was widespread in the USSR of the 1960–1970s. This article seeks to illuminate the main trajectories of the Soviet literary debates on modernism in order to specify the multiple connotations of the term, inscribe it in a network of (cultural) oppositions, and emphasize tension between them. It also aims to contextualize the Soviet modernism debates and compare them with Western discussions on modernism. In the 1960–1970s, Soviet discussions of modernism acquired special intensity since modernism was institutionalized as a permanent term for describing Western literature. In the Soviet debates, modernism appeared to not just be a theoretical term to describe a style, but a powerful concept involved in the production of cultural meanings and power relations. In fact, it was the modernism debate that marked the border between Soviet and Western culture (via literature) constructed as a culture of the Other. Social Realism, the officially sanctioned doctrine of Soviet Literature and Arts, was defined through the contrast to the modernist method. To put it another way, the positioning against modernist aesthetics served as a means of finding the precise contours of the self-identity of Soviet aesthetics.
Keywords:  modernism; Soviet literary debates of the 1960–1970s; literary (anti)canon; tradition; ordinary reader; literary history; intellectual history
All authors

© 1991—2020 Логос. Философско-литературный журнал.
Все права защищены.
Дизайн Юлия Михина, jmikhina@gmail.com,
программирование Антон Чубченко