ru | En
Философско-
литературный журнал
E-ISSN 2499-9628
ISSN 0869-5377
Автор: Вахштайн Виктор

Вахштайн Виктор

Виктор Вахштайн — социолог, специалист по социальной теории и микросоциологии, директор Центра социологических исследований РАНХИГС, заведующий кафедрой теоретической социологии и эпистемологии РАНХИГС, научный руководитель факультета социальных наук МВШСЭН («Шанинки»). Автор около 50 статей и нескольких книг по социологической теории и методологии прикладных социологических исследований, в том числе «Реальность образования: социологическое исследование от метафоры к интерпретации» (2013, в соавт.) и «Теория фреймов и социология повседневности» (2011). Редактор-составитель сборника «Социология вещей» (2006).

Публикации

Революция и реакция: об истоках объектно-ориентированной социологии / Логос. 2017. № 1 (116). С. 41-84
Аннотация:  Данная статья посвящена разбору одного курьезного прецедента в истории социальной теории — рождению (во многом случайному) объектно-ориентированной социологии из духа социологии науки. В фокусе нашего анализа — полемика Дэвида Блура и Бруно Латура, которой предшествует длительная позиционная война сторонников «сильной программы» с представителями «слабых» подходов в социологии знания. Далее мы попытаемся показать, как произошел раскол витгенштейнианского лагеря в социальной теории, как внутренние столкновения «скептицистов» и «антискептицистов» привели к ослаблению позиций Эдинбургской школы и как Латур воспользовался спешным отступлением Блура на заранее подготовленные консервативно-дюркгеймианские позиции. Анализируемая нами полемика — трагическое событие в истории социологии науки, последний решительный бой «сильной программы» в борьбе с куда более радикально настроенными оппонентами. В этой битве титанов Латур впервые использует свой онтологический аргумент — концептуализацию объекта как самореферентного, недоопределенного и каузального единства, и именно этот концептуальный ход даст толчок к появлению объектно-ориентированной социологии. Почему френология получила такое распространение именно на британских островах? Является ли единица числом? Как обращение к концепту «формы жизни» (Lebensformen) позволило ответить на вопрос о социальности научного знания? Как антискептицистская аргументация в поствитгенштейновской социологии науки ослабила позиции «сильной программы»? Почему тезис о «невозможности индивидуального языка» завел Эдинбургскую школу в тупик? И почему дискуссия о природе научного знания об объекте завершилась тотальной войной всех против всех в споре о природе самого объекта? Об этих и некоторых других вопросах мы поговорим ниже.
Ключевые слова:  френология; «сильная программа»; акторно- сетевая теория; объектно-ориентированная социология; скептицизм
К микросоциологии игрушек: сценарий, афорданс, транспозиция/ Логос. 2013. № 2 (92). С. 3-38
Аннотация:  Cтатья посвящена одному из ключевых вопросов современной социологии вещей: каким образом мир социальных взаимодействий собран, соткан, обрамлен и преобразован нашими (эмоциональными) отношениями с материальными объектами? Для ответа на него автор обращается к анализу игры, показывая, как микросоциология игрушек позволяет переосмыслить некоторые из проблем социологии вещей — соотношение нормативной и сценарной модальностей объектов, перенос сценария с игровых объектов на неигровые, перформативность взаимодействия с вещами. Отталкиваясь от интуиции «поворота к материальному» в социологической теории и конкретных исследовательских кейсов, автор разрабатывает микросоциологическую модель для анализа материальности игровых миров.
Ключевые слова:  социология вещей, игрушка, актант, транзитивные объекты, лего-архитектура, Леди Гага, Джанго освобожденный, Брюно Латур, Ирвинг Гофман, фрейм-анализ, поворот к материальному.
Все авторы

© 1991—2017 Логос. Философско-литературный журнал.
Все права защищены.
Дизайн Юлия Михина, jmikhina@gmail.com,
программирование Антон Чубченко